Клейненберг Сергей Евгеньевич (1909 – 1968)

Доктор биологических наук, профессор
Сергей Евгеньевич
Клейненберг
21.VII.1909, Смоленск
17.XI.1968, Москва

Сергей Евгеньевич родился 21 июля 1909г. в Смоленске, там же окончил школу. Его привлекали естественные науки, и он выдержал экзамены в Ленинградский госуниверситет, но не был принят «за отсутствием мест» (обычная форма отказа по социальному положению) и поступил в Вятский педагогический институт. В феврале 1930 перевелся на биологический факультет Московского госуниверситета, который и окончил в 1933 г.

Его научная работа началась во ВНИРО, в лаборатории, где изучением морских млекопитающих в то время занимались «четыре Сергея»: С.Ю. Фрейман, С.В. Дорофеев, С.К. Клумов и С.Е. Клейненберг. Первые экспедиционные работы были на Белом, Черном и Каспийском морях. В 1936-1941гг. выходят его первые статьи по биологии и промыслу черноморских дельфинов и каспийского тюленя. Статьи были интересными, глубокими, и С.Е. Клейненберг быстро выдвинулся в число лучших специалистов по морским млекопитающим.

Незадолго до начала Великой Отечественной войны Сергей Евгеньевич перешел в Главное управление по заповедникам. Он не был призван в армию из-за язвы желудка, и до 1944 г. работал в Хоперском заповеднике заместителем директора по научной работе. Здесь он продолжал исследования млекопитающих, не морских, но водных, выхухоли.

Язва обострилась в 1944г. и ее пришлось оперировать в Москве. В Москве Сергей Евгеньевич поступил на работу в Институт эволюционной морфологии АН СССР в лабораторию Сергея Алексеевича Северцова и вернулся к исследованию морских млекопитающих. С.А. Северцова он считал своим учителем и высоко ценил. После ранней смерти С.А. Северцова Сергей Евгеньевич приложил много усилий для издания его книги «Проблемы экологии животных».

После недоброй памяти сессии ВАСХНИЛ 1948 г. многие биологические научные институты АН СССР были расформированы или переформированы. К более или менее лояльному Институту эволюционной морфологии им. А.Н. Северцова был присоединен опальный Институт цитологии, гистологии и эмбриологии – одно из «гнезд вейсманизма-морганизма». Так возник объединенный Институт морфологии животных им А.Н. Северцова – ИМЖ АН СССР. В этом сложнейшем коллективе, благодаря своему общительному характеру, культуре, эрудиции и широким интересам, Сергей Евгеньевич быстро завоевал популярность и авторитет. Обаятельный человек и замечательный рассказчик, Сергей Евгеньевич играл особую роль в жизни молодежи Института. Он участвовал и в лыжных вылазках, и в организации праздничных вечеров. На одном из вечеров-капустников аспиранты (С.Е. тогда заведовал аспирантурой) маршировали на сцене с большим портретом Сергея Евгеньевича на древке под остроумную песенку, ему посвященную, а он смеялся до слез.

Клейненберг С.Е.
Млекопитающие Черного и Азовского морей. Изд-во АН СССР, 1956, 286 с.

Он возобновил свое довоенное изучение морфологии, экологии и промысла черноморских дельфинов, что завершились монографией «Млекопитающие Черного и Азовского морей» (Изд-во АН СССР, 1956), которая до сих пор остается самой полной и надежной сводкой по биологии дельфинов Черного моря. Эта сводка сделала С.Е. Клейненберга одним из лидеров в области исследований морских млекопитающих в СССР и поставила его в ряд крупнейших специалистов по морским млекопитающим в мире. Для встречи с ним в Институт стали приезжать специалисты по дельфинам из других стран.

В 1959 г. Сергей Евгеньевич стал заведующим лабораторией экологической морфологии водных млекопитающих ИМЖ АН ССР. В эту лабораторию пришел студентом А.В. Яблоков. В 1956 г. Яблоков успешно окончил биофак МГУ, но Комиссия по распределению отказалась удовлетворить заявку Академии Наук на А.В. Яблокова из-за статьи его – пятикурсника в общефакультетской стенгазете против профессора Дворянкина, ближайшего сподвижника Лысенко. Распределили его учителем в Архангельскую область; он не подписал распределения и не получил диплома (получил через 2 года). Тогда Сергей Евгеньевич сделал смелый и хитрый ход: он зачислил Яблокова в ИМЖ младшим лаборантом, на должность, не требующую диплома о высшем образовании.

В лаборатории получилось замечательное сочетание: спокойный, общительный, очень доброжелательный и умудренный опытом жизни в СССР С.Е. Клейненберг с его научным весом и молодой сверхэнергичный, горячий, рвущийся вперед А.В. Яблоков. В результате лаборатория стала центром, притягивающим исследователей морских млекопитающих со всего Союза. Здесь были частыми гостями и обсуждали свои исследования такие «ассы» морской териологии как А.А. Берзин с Дальнего Востока, Г.А. Федосеев из Магадана, Р.Ш. Хузин и М.Я. Яковенко из Мурманска.

Клейненберг С.Е.,
Яблоков А.В.,
Белькович В.М.,
Тарасевич М.Н.
Белуха
Опыт монографического исследования вида. Изд-во «Наука», М., 1964, 456 с.

В 1956-1963 гг. С.Е. Клейненберг со своими молодыми коллегами, А.В. Яблоковым и В.М. Бельковичем, провели беспрецедентное по широте охвата комплексное изучение белухи – полярного дельфина. Экспедиционные исследования позволили собрать огромный материал на Белом и Баренцевом морях, на Чукотке и в Охотском море. Анкетированием были охвачены все без исключения поселки на побережье Арктических морей СССР от Кольского полуострова до Чукотки. К исследованиям были привлечены (сказались широкие научные и дружеские связи Сергея Евгеньевича) исследователи из ВНИРО и его региональных отделений в Архангельске, Мурманске, Владивостоке, Магадане. Вместе со своими учениками Сергей Евгеньевич с энтузиазмом работал в экспедициях на Севере и Дальнем Востоке, в Москве активно участвовал в обработке собранного материала. Итогом этих исследований стала монография «Белуха», которая вскоре была переведена в США на английский язык (что для того времени являлось крупным событием).

В этот же период лаборатория выпустила сборники «Определение возраста промысловых ластоногих и рациональное использование морских млекопитающих» и «Морфологические особенности водных млекопитающих» (Изд-во Наука 1964), стала одним из организаторов всесоюзных совещаний по морским млекопитающим, которые проводились раз в два года. В не малой степени благодаря Сергею Евгеньевичу и его лаборатории советские исследователи морских млекопитающих приобрели высокую репутацию за рубежом. Зарубежные коллеги посещали лабораторию и договаривались о совместных работах. Вот например, канадский специалист д-р Эдвард Митчелл после свого визита в лабораторию прислал для совместных исследований 2 огромные бочки фрагментов скелета усатых китов, что вызвало переполох на мурманской таможне (бочки шли морем).

А.А. Кирпичников, А.В. Яблоков, Эдвард Митчелл (Канада), С.Е. Клейненберг
у входа в здание ИБР
1967 г.

Сергей Евгеньевич активно участвовал во многих заседаниях и комиссиях по изучению и рациональному использованию морских млекопитающих. В первую очередь это была Ихтиологическая комиссия Академии Наук, которую с 1951 г. возглавлял известный зоолог, паразитолог академик Е.Н. Павловский. В 1956 г. при этой комиссии был создан научно-консультативный совет по морским млекопитающим и С.Е. Клейненберг стал его председателем. Во всех инстанциях он отстаивал неистощительное использование морских млекопитающих, протестуя против чрезмерного промысла.

Белькович В.М.,
Клейненберг С.Е.,
Яблоков А.В.
Загадка океана. — М.: Молодая гвардия, 1965. — 176 с. — (Эврика)

В 60-е годы вместе с А.В. Яблоковым и В.М. Бельковичем он развернул кампанию за прекращение промысла черноморских дельфинов. Научно-популярная книга: «Загадка океана», имевшая большой общественный резонанс, завершила то, что начали многочисленные письма в правительство и статьи в журналах и газетах. В 1966 г промысел черноморских дельфинов был закрыт.

С.Е. выступал против хищнического промыла беломорского тюленя. На одном из заседаний Министерства рыбного хозяйства, исчерпав все научные доводы против такого промысла, он воскликнул: «Подумайте, что скажут о вас потомки!». На что тогдашний министр А.А. Ишков ответил спокойно: «Потомки меня снимать с работы не будут».

В 1967 г., когда ослабло лысенковское влияние в биологии, Институт морфологии животных им. А.Н. Северцова был разделен на два – Институт эволюционной морфологии и экологии животных им. А.Н. Северцова (ИЭМЭЖ) и Институт биологии развития (ИБР) (позднее ему было присвоено имя Н.К. Кольцова). Это разделение Сергей Евгеньевич переживал тяжело. Он был человеком высоких моральных принципов, бескомпромиссным в отношении научных фактов. Не будучи сам героем– правдоискателем, он всегда таких поддерживал и никогда не был с теми, кто пресмыкался и угодничал. Доброжелательно и терпимо относясь к людям, он был неизменно тверд в отстаивании своих принципов. Ему пришлось решать – либо идти в ИБР с надежными и принципиальными коллегами и оказаться на периферии научных интересов этого института, либо быть в ИЭМЭЖ’е «в струе» научных интересов института, но в компании людей, большинство которых были чужды ему по взглядам. Выбор был сделан в пользу ИБР'а. Сергей Евгеньевич остался в коллективе, руководимым академиком Б.Л. Астауровым, и никогда об этом не жалел.

Сергей Евгеньевич
Клейненберг.
Портрет
из конференц-зала ИБР РАН

Сергей Евгеньевич был замечательным руководителем в науке и в жизни. Неизменно доброжелательный, он никогда не навязывал свою волю, а лишь советовал. Он не стеснялся сказать, что не знает того или иного, но немедленно давал совет, как найти тех, кто это знает. Он не только не подавлял инициативу своих молодых сотрудников (в лаборатории тогда работали в основном люди до 30 лет), но с юношеским азартом поддерживал все их порой авантюрные начинания. Его дружелюбие и интеллигентность проявлялись во всем, даже в мелочах. Например, когда приходилось по делам зайти к нему домой (что из-за его болезни в последние годы бывало часто), приходящему неизменно предлагали чай или кофе, а его спаниель, виляя хвостом, приносил и предлагал гостю свою миску.

Его надежной опорой в жизни и верным помощником была его жена – Екатерина Васильевна Владимирская. “Мой энциклопедический словарь в рыжем переплете” – называл он ее в шутку, и приятно было видеть с какой любовью и каким уважением они относились друг к другу.

Клевезаль Г.А.,
Клейненберг С.Е.
1967.
Определение возраста млекопитающих по слоистым структурам зубов и кости. М. Наука. 142 c.

Первый инфаркт застал Сергея Евгеньевича зимой 1961 г., когда он катался на лыжах в Подмосковье. Он упал на снег. К счастью, вскоре его заметили пробегавшие лыжники. Они, оставшиеся неизвестными, доставили его в ближайший санаторий, фактически подарив ему еще 7 лет жизни. Эти годы, несмотря на периодическое обострение болезни сердца, Сергей Евгеньевич активно работал. Его последняя книга (совместно с Г.А. Клевезаль) “Определение возраста млекопитающих по слоистым структурам зубов и кости” (Изд-во Наука 1967), переведенная на английский язык уже после его смерти, открыла новое направление в определении возраста млекопитающих.

Он умер 18 ноября 1968 г., не прожив и 60 лет. Дарованные ему судьбой недолгие годы Сергей Евгеньевич прожил достойно, и свидетельством тому его научные заслуги и труды, а также добрая память в сердцах всех, кому посчастливилось его знать лично.



© Яблоков А. В., Клевезаль Г. А. Сергей Евгеньевич Клейненберг 1909—1968 // Московские териологи / Отв. ред. О. Л. Россолимо. — Изд-во Товарищество научных изданий КМК, 2001. — С. 257—266.