Возрождение Института

Ранее...

1967 — ныне

Несмотря на тяжелые удары, постигшие отечественную науку при лысенковщине, среди экспериментальных биологов — учеников и соратников Н.К. Кольцова, жила идея воссоздания Кольцовского Института в его первоначальном виде. И вот, в 1967 году, спустя 29 лет после реорганизации, Кольцовский Институт был возрожден!

Из воспоминаний академика И.Б. Збарского:

"Разнородность института требовала разделения его на экспериментальную и зоологическую части, но в Москве запретили создавать новые институты, и лишь в 1967 году удалось разделить ИМЖ на Институт эволюционной морфологии и экологии животных имени А.Н. Северцова (ИЭМЭЖ) и Институт биологии развития (ИБР). Директором последнего был назначен академик Борис Львович Астауров. Было хорошо, что после безвременья директором стал видный ученый-генетик, устоявший в борьбе с лысенковщиной и сохранивший моральные устои настоящей науки. При Борисе Львовиче институт получил четкое научное направление, занял видное место в эмбриологии, внес серьезный вклад в учение об онтогенезе. При Астаурове в институт влились генетические лаборатории В.В. Сахарова, Н.Н. Соколова и Б.Н. Сидорова, с которыми он работал в бывшем Кольцовском институте." [6]

Борис Львович Астауров (1904 — 1974)

В 1967 г. Борис Львович стал организатором и первым директором Института биологии развития АН СССР. Этому важнейшему для отечественной биологии развития событию предшествовали его длительные и нелегкие усилия по организации нового института. В новом институте ему удалось воссоздать дух, стиль и в значительной степени тематику Кольцовского института. Важнейшими проблемами, стоящими перед новым институтом, Борис Львович считал исследование особенностей функционирования генов в процессе индивидуального развития. [9]

Здание на улице Вавилова, где с 1962 года распологается Институт.
Построено в 1962 году по типовому проекту.
Архитекторы: А.М. Степанов и И.А. Чекалин.
Фото 2017 г.

Окончательное решение было принято постановлением Президиума АН № 298 от 31 марта 1967г. в развитие постановления ГКНТ СМ СССР и Президиума АН от 24 января 1967г. № 17 § 3 "О разделении Института морфологии животных им. А.Н. Северцова на Институт эволюционной морфологии и экологии животных им. А.Н. Северцова и Институт биологии развития". [11]

По распоряжению Президиума АН № 22-1277 от 9 сентября 1967г. из Института общей генетики АН СССР в ИБР были переведены 4 лаборатории: молекулярной генетики высших организмов, цитогенетики, радиационной генетики млекопитающих, полиплоидии. На базе этих лабораторий были сформированы 3 лаборатории ИБР: экспериментальной кариологии, полиплоидии, генетики. [11]

Таким образом в 1968 году в состав Института биологии развития входили следующие лаборатории: биохимии (И.Б. Збарский), биофизики развития (А.И. Зотин), биохимической эмбриологии (А.А. Нейфах), цитологии (В.Я. Бродский), цитологии протистов и микрокинометодов (М.А. Пешков), цитогенетики развития (Б.Л. Астауров), экспериментальной эмбриологии им. Д.П. Филатова (Т.А. Детлаф), органогенеза (Г.В. Лопашов), экспериментальной морфологии (Л.В. Полежаев), гормональных регуляций (М.С. Мицкевич), физиологии им. Х.С. Коштоянца (Т.М. Турпаев), радиобиологии (Э.Я. Граевский), постнатального онтогенеза (С.Е. Клейненберг), а также переведенные из Института общей генетики АН СССР лаборатории генетики (Б.Н. Сидоров), экспериментальной кариологии (Н.Н. Соколов), полиплоидии (В .В. Сахаров) и вновь созданные лаборатория биологии размножения и регуляции пола (В.А.Струнников) и группа гистогенеза (Н.Г. Хрущов). Кроме того, в состав Института вошла Кропотовская биологическая станция на р. Оке, принадлежавшая ранее Кольцовскому институту, а с 1967 г. ставшая базой для теоретических и прикладных работ по регуляции пола, партеногенезу и андрогенезу, экспериментальной полиплоидии, по генетике и селекции сельскохозяйственных растений и животных. В 1974 г. на базе лаборатории цитогенетики развития и лаборатории биологии размножения и пола были созданы лаборатория цитогенетики развития и регуляции пола и группа механизмов дифференцировки. Кроме того в состав института входили различные группы и отделы. [7,10].

При создании Института биологии развития Борис Львович опирался на опыт Н.К. Кольцова и на заложенные им организационные принципы. Поэтому в Институте биологии развития удалось сохранить не только основные направления исследований Кольцовского Института экспериментальной биологии, но и значительную часть его научных кадров. Так была продолжена жизнь первого самостоятельного научно-исследовательского биологического института России.

Более того, Б.Л. Астауров смог возродить характерную для Кольцовского Института творческую атмосферу, сплотив вокруг себя учеников Кольцова. В 1967-69 гг. 13 из 17 лабораторий Института возглавлялись либо непосредственными учениками Н.К. Кольцова, либо учениками его учеников.

Основными задачами нового Института академик Астауров определил "познание причинных связей и закономерностей индивидуального развития организма животных на молекулярном, клеточном, тканевом и организменном уровнях; разработку методов управления процессами репродукции, роста и формообразования в связи с задачами народнохозяйственной практики, особенно медицины и сельского хозяйства" [1].

С 1970 года начал выходить журнал "Онтогенез", первым главным редактором которого был Борис Львович Астауров. В этот же период начали проводиться Школы по биологии развития, ставшие вскоре очень популярными среди биологов всей страны [5,6]

Тигран Мелькумович Турпаев (1918—2003)

На строительстве второго корпуса Института.
Слева направо: д.б.н. зав.лаб. А.А. Нейфах;
д.б.н. зав.лаб. Б.Н. Манухин.
Фото 1976 г.

В 1974 году скончался создатель и директор Института академик Борис Львович Астауров.

После Бориса Львовича директором Института биологии развития стал известный физиолог, член-корреспондент АН СССР (1972) Тигран Мелькумович Турпаев (1918—2003). Именно при нем в 1976 году постановлением Президиума Академии наук Институту биологии развития было присвоено имя Н.К. Кольцова, а Кропотовской биостанции - имя академика Б.Л. Астаурова. [7]

"Неожиданное событие [смерть Бориса Львовича] заставило Турпаева, бывшего в то время заместителем директора, бросить эксперименты на нейроне R15 и вылететь из Котора в Москву. Снова по научному весу и формальным признакам вакантное место лидера должен был занять только он". [10]

Второй корпус Института на улице Вавилова, построен в 1979 году.
Фото 2017 г.

"Одним из неожиданных шагов Тиграна Мелькумовича на посту директора было решение лишить себя лаборатории. Для большого учёного такой шаг, несомненно, не тривиален, вместе с тем он вполне понятен: хотел, чтобы ничто не отвлекало от новой и ответственной работы. Оставшаяся от Коштоянца многолюдная лаборатория не страдала дефицитом специалистов, это позволило Тиграну Мелькумовичу распределить руководство разными направлениями исследований между несколькими старшими сотрудниками, освободив себя для института и академии". [10]

Т.М. Турпаев сделал исключительно много для становления Института как ведущего центра в этой области науки. Благодаря его усилиям было построено новое здание Института, в процессе стройки которого принимали участие практически все сотрудники Института, включая руководящий состав. Были организованы новые отделы и лаборатории, значительно расширена Кропотовская биологическая станция. [14]

Тигран Мелькумович не только смог продолжить начатое Астауровым дело, не сменив кардинально курс института, но и продолжил развивать физиологическое направление исследований. Советник АН (1988—2003) Тигран Мелькумович Турпаев был избран академиком РАН (1992), также работал заместителем академика-секретаря Отделения физиологии АН (1976—2002), заместителем председателя биологической секции Комитета по Ленинской и Государственным премиям в области науки и техники при Совете Министров СССР (1979—89).

"Проработав директором полтора десятилетия, Тигран Мелькумович, в соответствии с Уставом Академии наук, в 1989 году оставил этот пост. Он воспользовался правом иметь группу помощников и посвятил оставшийся отрезок жизни научному творчеству." [10]

Его научные заслуги неоценимы. Тигран Мелькумович внес фундаментальный вклад в понимание механизмов нервной и гормональной регуляции, доказав на примере мускаринового холинорецептора белковую природу хеморецепторов, специфическая функция которых обеспечивается способностью отвечать конформационным изменением молекулы на взаимодействие с лигандом.

"В наши дни, когда охарактеризованы и классифицированы многие десятки клеточных рецепторов, уже трудно представить, что к середине 20 столетия, то есть совсем недавно, лишь немногие физиологи сумели преодолеть веру во всесилие электричества. Она казалась незыблемой. Но и потерявшие эту веру туманно представляли себе реальность. Способность живых клеток реагировать на химический нервный сигнал они приписывали наличию некоей «рецептивной субстанции», предметного представления о которой никто не имел. Прогресс стал возможен лишь после того, как нашёлся человек, который выделил одну из «рецептивных субстанций», доказал, что она является индивидуальной белковой молекулой, и продемонстрировал, что выделенный им белок реагирует со своим природным посланником в пробирке (in vitro). Человеком этим был Т.М. Турпаев... За прорывом в фундаментальных представлениях о природе нервной регуляции естественно последовало мощное обновление арсенала лекарственных средств". [10]

Николай Григорьевич Хрущов (1932—2009)

Следующим директором (1989—2004) Института биологии развития им. Н.К. Кольцова стал академик, заслуженный профессор МГУ, Николай Григорьевич Хрущов (1932—2009), сын Г.К. Хрущова. Автор оригинальных исследований дифференцировки и функционирования клеток кроветворной и соединительной тканей, Н. Г. Хрущов — один из основоположников изучения стволовых кроветворных и мезенхимных клеток в России; один из инициаторов использования трансгенных животных для изучения происхождения и развития клеточных популяций. [3]

Широта научных интересов, энциклопедическая образованность, выдающийся интеллект, способность видеть перспективу развития науки вызывали глубочайшее уважение и восхищение его сотрудников и всех, кто имел счастье работать и общаться с этим незаурядным ученым. Николай Григорьевич был сложным, многогранным и одновременно доступным человеком. Его стиль руководства был в высшей степени демократичным. Для многих поколений биологов он был и останется настоящим Учителем, который, обладая огромным авторитетом, никогда не навязывал своего мнения, не ставил узких рамок для научного поиска и не мешал реализации личных научных устремлений. Этот стиль руководства был характерен для Николая Григорьевича и на посту директора Института. Выйдя из среды русской научной интеллигенции, уходящей корнями еще в дореволюцинное прошлое, он сохранил те жизненные позиции и то отношение к людям, которые были свойственны российским ученым ушедших времен. Оценивая биологию развития как одно из наиболее интегральных научных направлений, призванного решать проблемы индивидуального развития, он поддерживал работу лабораторий, у которых некоторые аспекты исследований выходили за рамки основной тематики Института. Однако Николай Григорьевич прекрасно понимал, что кажущаяся тематическая отдаленность служит необходимым условием познания основной тематики и достойно продолжал традиции, заложенные еще Н.К. Кольцовым при создании Института экспериментальной биологии, суть которых объединение различных направлений биологии для решения общих фундаментальных проблем. [13]

Именно Николай Григорьевич Хрущов принял решение, впоследствии ставшее принципиальным для Института. В 1992 г. в лабораторию гистогенеза перешла группа специалистов из Научно-производственного центра медицинской биотехнологии Минздрава СССР, а в 1995 г. коллектив получил статус лаборатории, которую назвали "Лаборатория проблем клеточной пролиферации". Первоначально лабораторией руководил ее основатель – д.б.н., профессор В.В. Терских, затем – д.б.н., чл.-корр. РАН, А.В. Васильев, а в настоящее время ее возглавляет д.б.н., чл.-корр. РАН, Е.А. Воротеляк. По истечении 20 лет, в 2016 году было решено сменить название на новое – "Лаборатория клеточной биологии"[12].

* * *

Трудности, характерные для современного этапа развития отечественной науки, коснулись, естественно, и Института биологии развития. Выход из данной ситуации видится в привлечении молодежи в Институт, концентрации усилий вокруг самых важных проблем биологии развития, а также в формировании более тесных связей с вузами, прежде всего с Биологическим факультетом МГУ. В ИБР создан Центр клеточных технологий, в котором сосредоточены исследования по различным проблемам клеточной биологии, в том числе биологии стволовых клеток; совместно с Биологическим факультетом МГУ организован Учебно-научный центр по биологии развития; возобновлено регулярное проведение Школ по биологии развития — первая Школа состоялась в 1971 г. Значительно возрос приток аспирантов и молодых исследователей. Таким образом, вопреки трудностям, история Кольцовского Института продолжается. [8]

Источники

  1. Астауров Б.Л. Проблемы индивидуального развития (итоги и задачи) // Журнал общей биологии. 1968. Т. 29. С. 139-152.
  2. Борис Львович Астауров: Очерки, воспоминания, письма, материалы / Сост. к.б.н. Е.Б. Астаурова; Отв. ред. д.б.н. О.Г. Строева. — М.: Наука, 2004. — 428, [32] с. — (Ученые России. Очерки, воспоминания, материалы).
  3. Богданов Ю.Ф. Очерки о биологах второй половины XX века. — М.: КМК, 2012. — 508 с.
  4. Борис Львович Астауров. 1904—1974 / Вступ. статья П. Ф. Рокицкого; Библиогр. сост.: Р.И. Горячевой и А.Л. Тепеницыной; АН СССР. — М.: Наука, 1972. — 68 с. — (Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Серия биологических наук. Генетика; Вып. 2).
  5. Выдающиеся советские генетики: Сборник биографических очерков / Под ред. Д. К. Беляева и В. И. Иванова; АН СССР. — М.: Наука, 1980. — 152 с.
  6. Збарский И.Б. Объект №1 — М. : ВАГРИУС, 2000. — 315 с.
  7. Институт биологии развития им Н.К.Кольцова. Краткий справочник. М., 2004. 124 с.
  8. Институт биологии развития им Н.К.Кольцова — 40 лет. М., 2007. 60 с.
  9. Озернюк Н.Д. Научная школа Н.К.Кольцова. Ученики и соратники // М.: КМК, 2012. — 359 с.
  10. Сахаров Д.А. Физиолог Турпаев // Химия и жизнь, 2008, № 5.
  11. www.arran.ru (Архив РАН)
  12. www.idbras.ru/?show=content90 // Лаборатория клеточной биологии ИБР РАН
  13. Озернюк Н.Д., Васильев А.В., Нечаева Н.В., Бродский В.Я., Васецкий С.Г., Старостин В.И., Домарацкая Е.И. ПАМЯТИ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА ХРУЩОВА (1932-2009) // ОНТОГЕНЕЗ, 2009, том 40 № 5, с. 395-397.
  14. Тигран Мелькумович Турпаев // Онтогенез, 2004, том 35, № 2, с. 159-160