Институт с 1939 по 1967 годы

Ранее...

1939 — 1949

Чл.-корр. АН СССР
Григорий Константинович Хрущов (1897—1962).

Директор Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР (1939—1948)

После того, как Н.К. Кольцова сняли с поста директора, его место занял член-корреспондент Академии наук Григорий Константинович Хрущов (1897—1962), заведующий одной из лабораторий Института. Сам Г.К. Хрущов (1897—1962) был известным гистологом. Он сформулировал концепцию структурно-функциональных единиц органов; разработал и впервые (в 1931—1935) применил новый метод культивирования лейкоцитов крови с целью изучения человеческих хромосом (на основе метода был изучен кариотип человека). Кроме того, Хрущов создал лейкоцитарный препарат, стимулирующий клеточную пролиферацию. За работу «Роль лейкоцитов крови в восстановительных процессах в тканях» он получил премию имени И.И. Мечникова АН СССР (1949). [5]

Академик Заварзин Алексей Алексеевич (1886 — 1945)

С 1944 по 1945-й, в тяжелые для страны военные годы, и вплоть до возвращения Г.К. Хрущова и некоторых других сотрудников из эвакуации, временно исполнял обязанности директора Института выдающийся гистолог, генерал-майор медицинской службы (1944), академик (1943) Алексей Алексеевич Заварзин (1886 — 1945). Как писал о нем эмбриолог Б.П. Токин, — «Заварзин вечно был воинственным, всегда молодым. Натура кипучая, импульсивная. Его нравственная личность не допускала ни малейшей сделки со своими убеждениями». Заварзин сумел поддержать Институт в рабочем состоянии, несмотря на все тяготы и лишения военного времени. В марте 1945 г. новый директор выступил на Проблемном совещании института с докладом о связи кариологии и гистологии. В 10 июля 1945 года, заслуги ученого отмечены Орденом Трудового Красного Знамени, однако спустя две недели А.А. Заварзин умер в Ленинграде. В это время Г.К. Хрущов уже вернулся к обязанностям директора, и возглавлял Институт цитологии, гистологии и эмбриологии до 1949 года.[7]

1949 — 1967

Академик Илья Борисович Збарский вспоминал многие годы спустя: «До печальной памяти августовской сессии Академии сельскохозяйственных наук 1948 года существовало два института, имевших мало общего между собой. Одним из них был Институт экспериментальной биологии, организованный Н.К Кольцовым, другим — Институт эволюционной морфологии, где директором был И.И. Шмальгаузен. У этих двух институтов была лишь одна общая черта, а именно — отрицательное отношение к Лысенко и «мичуринской биологии» Этого было достаточно для того, чтобы расформировать оба института, закрыть половину лабораторий, уволить значительную часть сотрудников, а остатки объединить в Институт морфологии животных имени А.Н. Северцова (ИМЖ). Здание Кольцовского института на Воронцовом поле отдали вместе со зданием бывшего Биохимического института, где когда-то я жил, индийскому посольству, а объединенный институт поместили в стандартном школьном здании. Постепенно к этому институту присоединили несколько лабораторий, которые не знали куда деть».[2]

Здание на Ломоносовском проспекте по проекту архитектора Г.В. Севана,
где с 1954 до 1962 года распологался Институт.
Фото 1957 г.

Объединенный Институт морфологии животных им. А.Н. Северцова существовал с 1949 по 1967 г. Сначала под руководством члена-корреспондента АН СССР Г.К. Хрущова (1897-1962), а с 1962 по 1967 — профессора М.С. Мицкевича (1903-1993). В это трудное для биологии нашей страны время, Г.К. Хрущов и М.С. Мицкевич не только сохранили в Институте многие традиционные направления исследований, но и способствовали восстановлению работ по генетике и регуляции пола у животных, по механике развития, организовали новые лаборатории биохимического и радиобиологического профиля, группы по изучению биофизики и биохимии развития. Развивались новые направления в изучении проблем индивидуального развития, был организован ряд научно-методических кабинетов. Особое внимание в этот период уделялось прикладным исследованиям: по действию радиации на животных, по животноводству, птицеводству, рыбоводству, борьбе с вредителями сельскохозяйственных растений... [6] Кроме того, при Г.К. Хрущове начали работать многие молодые специалисты, составившие славу Института в дальнейшем: Г.К. Хрущова всегда с благодарностью вспоминал профессор В.Я. Бродский. [2]

Г.К. Хрущов умер в 1962 году. Борис Львович Астауров писал о нем: «Я помню Григория Константиновича с середины тридцатых годов еще молодым начинающим исследователем, сосредоточенно ставящим в Институте экспериментальной биологии на ул. Обуха свои культуры тканей... Вскоре в его размеренную, продуктивную исследовательскую работу влилась новая и беспокойная, поглощающая все силы и внимание организационная струя — с 1938 г. на него пал выбор как на руководителя образовавшегося тогда Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР. С тех пор, т.е. почти четверть века, сложного напряженного и требовательного, Григорий Константинович — бессменный руководитель сначала ИЦГЭМ, затем Института морфологии животных им А.Н. Северцова АН СССР... Сложные предвоенные годы, трудные годы Великой Отечественной войны, когда часть Института жила в эвакуации, пожалуй, еще более трудное послевоенное пятилетие. Он обладал редкостным талантом руководителя» [1]

Профессор
Михаил Семенович Мицкевич (1903—1995)

Из воспоминаний академика И.Б. Збарского:

«Новый район застроили, и понадобилась еще одна школа. Снова поступили нелепо: институту опять предоставили стандартное школьное здание на улице Вавилова, а здание института, приспособленное под лаборатории и загаженное изотопами, отдали школе». [3]

«...в течение нескольких лет обязанности директора исполнял его [Г.К. Хрущова] заместитель, Михаил Семенович Мицкевич. Еще до войны он был направлен в порядке партийной дисциплины на работу в Министерство иностранных дел и, проработав там некоторое время, был арестован и отсидел срок. Выйдя из заключения, был реабилитирован и вернулся к прежнему своему занятию — биологии. У нас в институте он заведовал лабораторией эндокринологии развития. Как многие ортодоксальные коммунисты, отбыв заключение, он сохранил свою несгибаемую приверженность "единственно правильной" линии партии и остался таким же ортодоксом до глубокой старости». [3]

«В первые годы работы в институте немалую помощь оказывал мне Хачатур Седракович Коштоянц, который заведовал лабораторией физиологии. При этой лаборатории на первых порах состояла и наша группа биохимии клеточных структур». [3]

«Коштоянц попал к нам из прежнего Института эволюционной морфологии. Большая же часть экспериментальных лабораторий перешла из бывшего Кольцовского института. Это были лаборатория цитологии, которой после смерти Г.К. Хрущова стал заведовать его ученик Всеволод Яковлевич Бродский, лаборатория эмбриологии, где работали Татьяна Антоновна Детлаф и Георгий Викторович Лопашов, лаборатория регенерации (Лев Владимирович Полежаев), лаборатория генетики будущего академика и директора нашего Института биологии развития Бориса Львовича Астаурова. Необходимо упомянуть также Михаила Александровича Пешкова — большого специалиста по цитологии простейших и микроскопическим методам исследования». [3]

Исполняющий обязанности директора (1962—1967) профессор М.С. Мицкевич (1903—1995) был выдающимся физиологом-эндокринологом — автором концепции об основных этапах и механизмах развития нейроэндокринных регуляций в онтогенезе; внес значительный вклад в исследования развития нейроэндокринных центров гипоталамуса и формирования путей транспорта нейрогормонов из гипоталамуса к гипофизу. [4]


Далее...

Литература

  1. Астауров Б.Л. Памяти Григория Константиновича Хрущова (1897-1962) // Усп. соврем, биол., 1963-Т. 55, вып.1.-С. 3-8.
  2. Бродский В.Я. Хрущов Григорий Константинович (1897-1962) // Очерки жизни и деятельности гистологов и анатомов Москвы: сборник. — М.: Медицина, 1967. — С. 97—102.
  3. Збарский И.Б. Объект №1 — М. : ВАГРИУС, 2000. — 315 с.
  4. Турпаев Т.М., Угрюмов М.В. Профессор Михаил Семенович Мицкевич (К 100-Летию Со Дня Рождения) // Онтогенез. 2003. Т. 34. № 5. С. 394-396.
  5. Хрущов Григорий Константинович // Большая советская энциклопедия.
  6. Институт биологии развития им Н.К.Кольцова. Краткий справочник. М., 2004. 124 с.
  7. Невмывака Г. А. А. А. Заварзин. — Л., 1971.